Новости

Убийца украинских иммигрантов в Вашингтоне пытается оспорить приговор

Написано Наши в США

17 июля 2006 года в городе Киркленд, Вашингтон, произошла трагедия – целая семья украинских иммигрантов была убита. Злоумышленник, решив скрыть следы преступления, поджег дом, поэтому прибывшие на место пожарные были шокированы неожиданной картиной. Потушив огонь, они увидели четыре тела – хозяйки дома Ольги, ее сестры Любы, а также сыновей Ольги – Эндрю и Джастина. Расправа над семьей отличалась особой жестокостью. Подробности дела рассказал SlavicSac.

В чудовищном убийстве обвинили соседа украинских мигрантов Милкиных Коннера Ширмана. 24 июля 2006 года Ширману были предъявлены обвинения в четырех убийствах первой степени с отягчающими обстоятельствами, а также Коннера обвинили в поджоге первой степени. Адвокатам Ширмана удалось приостановить решение о вынесении смертного приговора их подзащитному.

Экспертиза показала, что жертвы были убиты до начала пожара, и что поджог произведен при помощи горючих веществ. Нашелся также свидетель, который дал показания, что в то утро видел у дома Милкиных человека с канистрой бензина, похожего на Коннера Ширмана. Также полиция получила видео с автозаправки, на котором запечатлен Ширман, набирающий в канистру бензин.

При встрече с Ширманом полицейские заметили у мужчины на лице царапины и порезы. Свои травмы он объяснил тем, что получил их во время семейной ссоры. Далее мужчина согласился пойти в полицейский участок и дать там три заявления, которые были записаны на видео. В третьем заявлении, Ширман рассказал, что утром 17 июля он проснулся в доме Милкиных весь в крови. Как он попал тура – Коннер не помнит. Пройдясь по дому, мужчина обнаружил четыре мертвых тела. Затем Ширман принял душ, сменил одежду, которая была вся в крови, и решил сжечь дом.

В доме Милкиных обнаружили перчатки, которые принадлежали Ширману, мужские туфли (точно такие же Ширман приобрел в ноябре прошлого года) а также его ДНК. Леонид Милкин, муж погибшей Ольги и отец убитых детей, нашел в доме обгоревший нож, которого ранее в доме не было. В ходе следствия выяснилось, что точно такой же нож был недавно куплен Коннером Ширманом. Помимо прочего в рюкзаке Коннера полиция нашла три пустых бутылки из-под водки.

Присяжных отбирали с 13 ноября 2009 года, первое заседание состоялось 12 января 2010 года. Процесс над Ширманом длился три месяца, и в итоге мужчина был признан виновным, присяжные проголосовали за наивысшую меру наказания – смертную казнь.

Защитники Ширмана согласны с обвинением в поджоге, но отрицают причастность Ширмана к убийству. Адвокаты говорят, что подзащитный пытался сжечь дом, чтобы избежать обвинения в убийствах, которых не совершал.

1 декабря 2009 года адвокаты Ширмана потребовали дисквалифицировать одного присяжного, так как, по их мнению, этот человек не учел бы смягчающие обстоятельства, в случае признания Ширмана виновным в преднамеренном убийстве. Присяжный был отстранен за то, что «является сторонником смертной казни».

Сексуальная подоплека преступления

Как показала экспертиза, тела убитых женщин были частично раздеты (одежда Любы была снята уже после убийства и спрятана в микроволновой печи), поджог был устроен при использовании женского нижнего белья, также есть показания о том, что Ширман позволял себе высказывания сексуального характера по отношению к одной из погибших женщин.

Данные показания дал сосед Коннера Шимана Шон Уинтер. Мужчина вместе с обвиняемым и еще одним жильцом Исааком Уэйем проживал в двухквартирном доме. Уинтер утверждает, что с самого первого дня, как Ширман поселился с ними, начал задавать вопросы о «блондинке по соседству». В день убийства, по словам Шона Уинтера, Коннер Ширман смотрел порнографический фильм и отпускал шутки о том, чтобы подарить другу «надувную куклу», также в ходе «мужского разговора о женщинах» Ширмана сделала комментарий с русским акцентом относительно Ольги Милкиной.

Эксперты обнаружили следы взлома в подвале дома Милкиных. На полу подвала были разбросаны элементы женского нижнего белья. На цепочке Коннера Ширмана были найдены частицы ДНК убитой Ольги, а на шее самого обвиняемого имелись следы удушения. Криминалист подтвердил, что полученные результаты полностью подтвердили его ожидания.

Алкогольный туман

Доктор Эндрю Сэксон, психиатр Медицинского центра для ветеранов в Сиэтле, засвидетельствовал, что накануне убийства Ширман находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Ширман сам признался врачу, что 16 июля 2006 года он выпил на работе бутылку водки, объемом 375 мл, а после взял 3 или 4 бутылки домой.

Свидетели, который видели Ширмана 16 июля 2016 года, заявляют, что если Коннер и был пьян, то умело скрыл свое состояние.

30 декабря 2009 года адвокаты Ширмана получили от обвинительной стороны «Дополнительный меморандум и материалы в поддержку принятия судом фотографий места преступления и процесса вскрытия, включающих изображения жертв», где содержался список фотоснимков и предлагающиеся к ним заявления от свидетеля. Данные фото представлены обвинением, как основания полагать, что преступлении имеет также и сексуальную подоплеку.  Один из снимков доктор Ричард Харуфф комментирует следующим образом: «Ноги жертвы раздвинуты, по всей вероятности, это не является следствием пожара, но показывает положение тела до пожара; также на фотографии виден лежащий в мусоре фонарик». В 2007 году Харуфф же не заметил в позах жертв намеков на сексуальные действия, а объяснил положение тел «термальным эффектом» от бушующего огня.

Прокурор заявляет, что Ширман поджег дом, чтобы уничтожить следы сексуального насилия: «Зачем было обливать тела жертв бензином? Что он хотел скрыть?».

Семья Милкиных

Отец и муж погибших Леонид Милкин был американским военным, и во время убийства находился в Ираке. Леонид пришел в суд в военной форме – обвиняемый пытался опротестовать даже то, что в таком виде свидетелям нельзя являться на заседание, так как подобный вид свидетеля нарушает его (Ширмана) право на справедливый суд.

Также Коннер Ширман процитировал решение суда о поведении зрителей  зале – якобы оно является косвенным заявлением о вине подсудимого, а это нарушение Шестой и Четырнадцатой поправок к Конституции США (дело «Норрис против Райзли»).

И напоследок Ширман привел случай, когда преступник обвинялся в злодеянии по отношению к офицеру полиции, коллеги которого явились на заседание в форме, что лишило обвиняемого права на справедливый суд.

Свидетелям в обвинительном приговоре выступало четыре человека: мать погибших женщин Любовь Ботвина, их сестра Елена Шидиловская, отец Леонида Павел Милкин и сам Леонид Милкин.

Леонид Милкин говорит, что его жена, 29-летняя Ольга Милкина, была активным членом церкви. Мать погибших Ольги и Любы, а также отец Леонида рассказали о том, что попали в Штаты как политические беженцы, так как в Советском Союзе подвергались преследования из-за своего вероисповедания и принадлежности к Католической церкви. Любовь Ботвина, на вопрос прокурора, не жалеет ли она о переезде в США из-за случившегося, ответила: «Да, мой муж так и говорит – если бы я знал, что потеряю мою девочку, то остался бы в Украине, несмотря ни на что». Также Любовь Ботвина заявила: “Мы твердо верим, мы христиане, приехавшие из Украины, где преследовались по религиозным убеждениям, я встречу его на небесах, потому что находятся они с Иисусом”.

Подсудимый подал на апелляцию

Коннер Ширман требует апелляции, так как, по его мнению, смертные приговоры в Вашингтоне выносятся непропорционально совершенным преступлениям. Как пример, он привел приговор Гэри Риджуэйя, убившего 48 человек и осужденного на пожизненное заключение.

Также Ширман заявляет, что в его процессе были допущены ошибки. Коннер Ширмер отсутствовал на предварительных совещаниях, что является нарушением его Конституционного права. Однако обвинение не считает этот факт конституционно значимой процессуальной ошибкой. В деле Коннера Ширмана указано: “В этом прямом конфликте между правосудием и прецедентом должно победить правосудие”.

Смертная казнь или пожизненное заключение

Суд же согласен, что следует отменить приговор по причине допущенной конституционной ошибки. Помощник судьи Верховного суда штата Вашингтон Шерил Гордон МакКлауд заявляет:

«Большинство членов суда поддерживает признание Ширмана виновным. Также большинство членов суда отказывается отменить вынесенный Ширману смертный приговор. Я считаю, что следует отменить смертный приговор в связи с ошибочным исключением смягчающих обстоятельств, а также потому, что наказание является недопустимо диспропорциональным согласно статье 10.95.130(2)(b) Переработанного кодекса штата Вашингтон. Я считаю, что следует применить единственное наказание, допустимое в данном случае законом о пропорциональности нашего штата: четыре последовательных пожизненных заключения без права досрочного освобождения».

Шестая поправка Конституции США и статья I раздела 22 Конституции штата Вашингтон дают подсудимому право на открытый процесс. В деле Ширмана эти права были нарушены, в связи с этим смертный приговор может быть отменен и назначен новый суд. Обвинение согласно с тем, что нарушение произошло во время дисквалификации одного из присяжных.

Судебные разбирательства в Верховном суде могут длиться десятилетиями, ведь лица, подающие апелляции, ничего не теряют. В то время, как одна смертная казнь обходится правительству штата в $3 миллиона, а содержание преступников с пожизненным сроком оценивается в сумму около $2 миллионов.

 

Комментарии Facebook

Об авторе

Наши в США