Интересно

Как минчанин получил грин-карту, попал в американскую тюрьму и был депортирован

Написано Наши в США

30-летний минчанин Антон, которого друзья называют просто Тони, три последних годы был вынужден жить в постоянном страхе. Виной тому – иммиграция в США.

«В середине июня меня депортировали из США после почти года тюрьмы. Теперь я ничего не должен этой стране, где ни еды нормальной, ни духовности».

Свою историю он рассказал onliner.by.

Начало жизни в иммгирации

Тони родился в Сирии, но после развода родителей приехал на родину матери – в Минск. Здесь он получил образование, а затем, в 23 года, поехал в Германию, где на тот момент проживала его сестра. Минчанин прожил в Германии несколько лет, потом вернулся обратно в Беларусь и открыл небольшое праздничное агентство.

Жизнь текла своим чередом, у Тони был свой небольшой бизнес, и парень даже не думал о переезде. Но все изменил звонок от его отца, с которым Тони не виделся около двадцати лет. Мужчина пригласил сына в Штаты и обещал помочь с оформлением документов. Недолго думая, минчанин распродал все имущество и вылетел в Нью-Джерси на встречу с отцом.

«Я пожил с отцом и его семьей около полутора месяцев. Ожидания не совпали с реальностью, мы поссорились, и я поехал к кузену во Флориду. Там работал официантом в крут

people.onliner.by

ом ресторане, затевал и продавал бизнесы на eBay, еще что-то по мелочи».

Финансовые махинации

Отец Тони помог парню с оформлением грин-карты по программе воссоединения семьи. Будучи легальным резидентом США, Антон решил ненадолго съездить в родной город:

«Есть у меня тут товарищ, с которым мы работали по звуку на праздниках. Он говорит: встреться с ребятами, у них есть предложение. Встречаюсь с какими-то парнями. Они говорят: мы занимаемся обувью, не хотим светить здесь деньги, давай мы переведем их тебе на счет в США, ты их снимешь там и отдашь кому нужно. Себе заберешь 5%. Окей».

Не прошло и нескольких недель, как на счет Тони перевели несколько тысяч долларов. А еще через некоторое время парню позвонили из банка и сообщили, что его переводы подозрительны и очень напоминают мошенничество.

Тони получал $1000 в неделю и не считал себя слишком обеспеченным человеком:

«Когда банк сказал мне, что нужно вернуть деньги, я обратился к минчанам: парни, есть проблема. Но они не только отказались вести разговор об ответственности, но и сказали, что у моих родственников здесь будут проблемы, если я перестану обналичивать деньги со своего счета».

После этого, в 2015 году, у Тони начались бюрократические мытарства. Парень побывал в РУВД, с ним даже связались из разведки и предложили сотрудничество. Но ни в одной госструктуре не смогли решить его проблемы.

people.onliner.by

СИЗО в США

В конце 2015 года минчанин вновь вылетел в Нью-Джерси. В аэропорту парень, как обычно, прошел досмотр, после чего его пропустили дальше. Но вскоре полиция вспомнила про Тони и нанесла ему визит:

«Ко мне приходили дважды. Сначала это были агенты ФБР под видом полицейских: по легенде, искали какой-то разбитый автомобиль. А спустя несколько дней пришли как в кино: спецназ, перекрытие улицы, автоматы. В участке мне устроили «холодильник»: включили кондиционеры, а сами пришли на допрос в теплой одежде. Сказали, что я могу, конечно, потребовать адвоката, но придется несколько часов здесь подождать. А я что? Согласен, что нарушил. Все им выдал: преступил закон под угрозой жизни моих близких».

Сначала Тони попал в Бруклине в MDC (Metropolitan Detention Center) – американский вариант СИЗО. В восьмиэтажном здании минчани вместе с остальными заключенными дожидался дальнейшего хода своего дела.

«Одежду забрали, выдали комбинезон с короткими рукавами коричневого цвета, как у курьеров UPS. И синие ботинки без шнурков, с задниками. Мы их называли «Ли» — в честь китайской легкой промышленности. В камере двухъярусная кровать, окошко, два шкафчика, туалет, столик. Никто внутри не держит. Днем можно ходить в гости или заниматься спортом».

По словам Тони, на еде в СИЗО легко похудеть, но на территории был «магазин». Цены в нем, правда, были вдвое выше, чем в обычных «городских» точках. На каждого заключенного, делающего покупки в «магазине», открывается тюремный счет. Можно расплачиваться деньгами, которые пересылают родственниками, или же марками (две почтовые марки эквивалентны одному доллару).

people.onliner.by

Ожидание суда

Так минчанин прожил 2 месяца. Ему удалось выйти под залог в размере $200 тысяч, а перед этим пришлось оплатить услуги юриста — $20 тысяч. Суд завершился в пользу Тони.

Парню на ногу нацепили датчик и запретили выезжать за пределы соседних штатов. До суда оставалось еще 13 месяцев.

«С десяти вечера до шести утра я должен был быть дома. В любой день могли приехать с экспресс-тестом на наркотики. Попадешься — заберут обратно. От безделья я пошел работать в Uber — куда еще возьмут с датчиком?».

Суд длился примерно час. У минчанина было два варианта: собрать суд присяжных или признать вину и согласиться сотрудничать со следствием. Парень выбрал второй путь, так как, по его словам, первый грозил ему куда большим сроком. Минчанин получил 11 месяцев по обвинению в мошенничестве в банковских сферах.

people.onliner.by

Американская тюрьма

После вынесения приговора у Антона забрали документы и приказали явиться через 4 дня. Тони до последнего не знал, в какой тюрьме проведет следующие 11 месяцев. За это время иммигрант успел попрощаться со всеми друзьями и родственниками.

После истекшего четырехдневного срока парень снова оказался в MDK. Также он наконец-то узнал окончательную сумму ущерба – ему приписали $27 тысяч. Но подсчет нанесенных убытков оказался делом затяжным, весь этот период парень просидел в СИЗО, а когда прибыл в тюрьму в Пенсильвании Moshannon Valley Correctional Cente, то его оставшийся срок составлял примерно четыре месяца.

«Это частная тюрьма. Обычная практика: их строят и содержат корпорации. Они получают от государства огромные деньги — намного больше, чем тратят на заключенных. Огромная территория с казармами, кухней, карцером. Казарма реально как в армии: одноэтажное здание, блоки, ряды двухъярусных кроватей коек, столы для еды, микроволновки, душевые, телефоны, телевизоры, туалеты — просто пансионат. Я ел, спал, читал, занимался спортом. Кормили намного лучше. Там был даже салатный бар, рис, бобы, компоты», — вспоминает Тони.

«В тюрьме нужно было обязательно работать. Три раза пропуск — карцер. Новичков отправляют на кухню — это самая плохая работа: мокро, жарко, грязно. Мне повезло, я заворачивал ложки в салфетки. В среднем нужно было работать по четыре часа три раза в неделю. За это даже платили, но с нарушением законодательства, я уверен. Я получил как-то $8 за месяц. Потом русские ребята научили хитрить. Я сообщил, что у меня болит нога, мне тяжело стоять (у меня на самом деле начала болеть спина из-за ужасных коек), — и перестал ходить на работу. Аудитория была разная. Самая многочисленная — испаноговорящая. 99% ожидали депортации».

people.onliner.by

Миграционная тюрьма

Под конец своего срока Тони не вышел на свободу, а отправился в миграционную тюрьму. Это место парень называет худшим из всех, где ему уже довелось побывать. Кормили плохо, всех заставляли ходить в оранжевой форме. Отправить парня домой оказалось не так-то просто – не все самолеты соглашались связываться с таким пассажиром, поэтому пришлось провести в миграционной тюрьме еще три недели.

Наконец-то, минчанину повезло – польский LOT согласился довезти его до Варшавы, а уже оттуда белорус пересела на «Белавиа».

На родине Тони уже не предъявляли никаких обвинений, здесь он был свободным человеком. В Штатах долг в $27 тысяч ему тоже простили – парня депортировали со словами «Вы больше ничего не должны».

Минчанин планирует написать книгу о своем неудачном опыте иммиграции и обо всем, что ему удалось повидать в американских тюрьмах.

 

Комментарии Facebook
0

Об авторе

Наши в США