Интересно

10 гениальных цитат Довлатова об иммиграции и США

Написано Наши в США

Сергей Донатович Довлатов – один из самых известных русских иммигрантов в США, писатель и журналист, чье имя известно по всему миру. В конце 1970-х Сергей Довлатов переселяется в Нью-Йорк и уже здесь продолжает свою литературную деятельность. За период жизнь в Штатах Довлатов стал издателем либеральной эмигрантский газеты «Новый американец», печатался в популярном журнале «New-Yorker» и написал множество повестей, рассказов и даже мемуаров, в которых красочно описывает все нюансы своей американской жизни.

1. О своем намерении эмигрировать Довлатов писал:

«Меня пугал такой серьезный и необратимый шаг. Ведь это как родиться заново. Да еще по собственной воле. Большинство людей и жениться-то как следует не могут…»

2.

3. «Местных жителей у нас считают чем-то вроде иностранцев. Если мы слышим английскую речь, то настораживаемся. В таких случаях мы убедительно просим: — Говорите по-русски! В результате отдельные местные жители заговорили по-нашему. Китаец из закусочной приветствует меня: — Доброе утро, Солженицын! (У него получается — «Солозениса».) К американцам мы испытываем сложное чувство. Даже не знаю, чего в нем больше — снисходительности или благоговения. Мы их жалеем, как неразумных беспечных детей. Однако то и дело повторяем: «Мне сказал один американец…»»

4. «Как известно, чтобы быть услышанным в Америке, надо говорить тихо»

5.

6. «У писателя-эмигранта есть огромное преимущество — двойная аудитория. Всегда есть запасная аудитория. И всегда есть запасной издатель. Если ты поругался с русским издателем, что несложно, поскольку большинство из них бедны, амбициозны, жуликоваты и непрофессиональны, то утешаешь себя мыслью о том, что книга скоро выйдет по-английски. И наоборот, если тебе плюнул в душу американский издатель, ты говоришь: «Ну и ладно, буду издаваться по-русски, с русским издателем я хоть поругаюсь на знакомом мне языке…»

7. О своей жизни в Нью-Йорке Сергей Довлатов говорил следующее:

«Я жил не в Америке. Я жил в русской колонии».

8.

9. «В Союзе на выступления Окуджавы приходят десять-пятнадцать тысяч человек, а в Америке на выступление Аллена Гинзберга — тридцать, да и то половина зала — это русская поэтесса Марина Темкина с друзьями. Интерес к писателям в СССР тысячекратно выше, чем в Америке, его можно сравнить со здешним отношением к кинозвездам или деятелям спорта. Популярность Окуджавы соизмерима с популярностью Мохаммеда Али»

10. «Я уехал, чтобы стать писателем, и стал им, осуществив несложный выбор между тюрьмой и Нью-Йорком. Единственной целью моей эмиграции была творческая свобода».

 

 

Комментарии Facebook

Об авторе

Наши в США